Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Новому правительству нужны российские адвокаты в международных судах, считает известный адвокат

13 марта в Фонде защиты прав инвесторов в иностранных государствах состоялась встреча на тему Конституция России и международное право. Участниками беседы стали председатель Фонда Ярослав Богданов, юристы организации, высококвалифицированные в сфере международного права эксперты, представители СМИ.

Доктор юридических наук, профессор, адвокат и ведущий российский специалист-практик в области международного публичного права Игорь Зенкин рассказал изданию Внешнеэкономические связи, что часто дискуссия о соотношении российской Конституции и международного права на самом деле сводится к тому, “вправе ли Россия не исполнять решения международных судов и арбитражей на основе решения собственного КС и со ссылкой на свою Конституцию”. 

Начало таких рассуждений было положено ЕСПЧ с его решением в отношении ЮКОСа о выплате 1,86 млрд долларов и вынесенным Постановлением Конституционного суда РФ о невозможности исполнения подобных решений, как противоречащих основным положениям Конституции страны. Позднее арбитраж Нидерландов обязал Россию выплатить по делу 50 млрд долларов.

Решения, выносимые судебными инстанциями, относятся к конкретным делам, а право подразумевает наличие определенной нормы для многократного использования. В основе международного публичного права находится согласование “воли государств”.

Международные судебные институты появились относительно недавно. В первую очередь это Международный суд ООН, созданный в 1945 году, и ЕСПЧ.

В свое время СССР категорически выступал против любой обязательной юрисдикции международных органов. Ситуация стала меняться только с конца 80-х. Указом Президиума ВС были сняты оговорки “о непризнании обязательной юрисдикции Международного суда ООН по спорам о толковании и применении ряда международных договоров”.

Против России в международные судебные инстанции обращалась Грузия в 2011 году. Тогда суд отказал по причине невыполнения попытки дружественного урегулирования конфликта. В наши дни соседняя Украина подала иск в Международный суд ООН по вопросу “действий России в Крыму и Донбассе”. В ноябре 2019 года свою юрисдикцию по этому делу суд признал, поэтому вполне вероятно проведение его рассмотрения по существу. Вероятно, вынесенное решение будет в пользу России.

Россией признана также обязательная юрисдикция ОРС ВТО, ЕСПЧ и некоторых арбитражей, регулирующих вопросы инвестиционных споров, в том числе Международного центра по урегулированию инвестиционных споров.

Решение соглашаться на обязательную юрисдикцию международных судебных органов может быть продиктовано “определенной политической линией”, однако не исключается ни международно-правовая безграмотность, ни действия “иностранных агентов”.

Большинству инвесторов не столь важно наличие договорных обязательств о защите капиталовложений. На деле споры инициируются в основном не самыми добросовестными инвесторами (“типа ЮКОСа”) с целью нанесения значительного ущерба стране.

И суд и арбитраж “могут ошибаться”, поэтому международное право с осторожностью принимает окончательные решения в разрешении международных споров.

Концепцию публичного порядка можно применять для признания вынесенных решений невыполнимыми. Это исходит из принципа суверенного равенства государств. В основе публичного порядка должны быть фундаментальные правовые начала, основополагающие для политической, экономической и правовой систем государств, нарушив которые пострадают интересы различных групп общества, будут нарушены их права и свободы.

Конституционный суд РФ должен быть наделен правом признавать решения против России недействительными и противоречащими публичному порядку страны, а также определять понятие публичного права и порядка “в каждом конкретном случае”. Такая ситуация вполне отвечает требованиям современности, и Россия на данном этапе может “внести свой вклад” в формирующиеся нормы регулирования международно-правовой ответственности стран. 

Каждый договор о международных отношениях стран, при выявлении несоответствий закону должен подлежать ратификации. Именно “право на использование категории публичного порядка в целях неисполнения решений” должно закрепляться в Конституции РФ. В остальном противоречий между договорами и Конституцией России нет.

В заключении Зенкин отметил, что в нашей стране почти ничего не осталось от школы международного публичного права, особенно сложно все в теоретической части. Российских практиков не осталось и в международном экономическом (инвестиционном, валютном и проч.) праве.

Чтобы изменить сложившуюся ситуацию, необходимо начать возрождение российской теории международного права и сделать упор на практику. Только создав грамотный сильный кадровый состав можно будет говорить о серьезном диалоге с Западом. Также должна начать функционировать государственная профессиональная консультационная служба по международному публичному праву, в частности по экономическому, которая будет абсолютно свободна от “иностранных экспертов”.

Источник: eer.ru, фото: vesfin.ru

Будьте первым, кто оставит комментарий!

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *